28 декабря 2019 года - День общенационального траура в Республике Казахстан
A   A   A
Аппарат акима
Медеуского района
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ИНТЕРНЕТ-РЕСУРС АППАРАТА АКИМА МЕДЕУСКОГО РАЙОНА Г. АЛМАТЫ
ВОПРОС
АКИМУ
Задать вопрос
Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Гордость<br />района ГОРДОСТЬ
РАЙОНА



Бауыржан Момышулы


ИМЯ ЕГО – СИМВОЛ МУЖЕСТВА!

ИМЯ ЕГО – ГОРДОСТЬ НАРОДА!

Воспоминания о Бауыржане Момышулы

Более 60 лет идет жесточайшее идеологическое противоборство не только в характеристике и оценке проведенных кампаний и операций Второй мировой войны, но и в определении вклада государств антифашистской коалиции в разгроме врага. Эта борьба обострилась после развала СССР. Теперь бывшие союзники по борьбе с фашизмом, признававшие решающую роль Красной Армии в достижении победы, стали грубо искажать факты, возвеличивать при этом роль своих государств и вооруженных сил. И эта фальсификация имеет конкретные цели – ввести в заблуждение молодое поколение наших стран, сделать их манкуртами, Иванами, не помнящими родства.

Восстановить историческую правду о войне, постоянно провозглашать имена истинных победителей и рассказывать о главном источнике Победы – наш святой и сыновний долг. Особенно если учесть то, что за прошедшие 15 лет после разрушения Советского Союза сделан первый серьезный шаг, направленный на восстановление, к сожалению, прерванных связей между народами братских республик бывшего Союза, выступивших против жестокого врага. Боевое братство людей разных национальностей и вероисповедания, скрепленное на поле битвы, титанический труд тружеников тыла наших республик явились главным источником Победы. Рассказ об этом, продолжение этих славных традиций старшего поколения и есть самая благородная цель.

Одаренный командир

Бауыржан Момышулы – гордость казахского народа! Тысячи, десятки тысяч командиров Красной Армии храбро сражались с врагом в самой тяжелой и кровопролитной войне XX века. Осень 1941 года. Отечество в опасности. Враг рвался к Москве. Именно в эти опасные и драматические дни войны страна впервые услышала имя бесстрашного сына казахского народа Бауыржана Момышулы. Командир батальона Бауыржан Момышулы на глазах своих бойцов отрезал часть рабочей карты, где значилась Москва. Батыр свои действия сопроводил словами: «Мы должны драться до Москвы, за ней нам места нет!» О тяжелых боях под Москвой, о мужестве, героизме Бауыржана Момышулы и воинов его батальона в декабре 1941 года писала газета «Красная звезда». Вскоре была издана документальная повесть писателя-фронтовика Александра Бека «Волоколамское шоссе».

Молодого комбата 316-й стрелковой дивизии уважительно и ласкательно солдаты, которые были старше его на 10-15 лет, называли Бауке. Уважали, любили солдаты своего комбата за его исключительную храбрость и самообладание, за его умение принимать самое оптимальное решение, казалось бы, в безвыходном положении. Любили Бауке за принесенную победу в бою, за сохранение десятков, сотен жизней, которые могли быть истреблены потом численно превосходящим их батальон противником.

Бауыржан Момышулы был исключительно одаренным командиром Красной Армии, успешно руководящим боевыми действиями батальона, полка и дивизии. Как военный ученый заявляю, что при правильном понимании особенностей характера Бауыржана Момышулы, объективной оценке его командирского дарования современниками, казахский народ в лице Б. Момышулы имел бы крупного военачальника. Тем не менее мы имеем полное основание говорить, что Бауыржан Момышулы – военный мыслитель, военный писатель, философ. Он в своих трудах «Психология войны», «За нами Москва», «Моя семья» и в других произведениях оставил бесценное наследие для нынешнего и грядущего поколения.

Мне посчастливилось дважды видеть и слушать Бауке. Коротко, очень коротко расскажу об одной (первой) встрече и своем впечатлении. Думаю, что мой рассказ позволит и вам более панорамно представить образ и облик этой на редкость неординарной и необыкновенной личности.

Итак, год 1975-й. Зима. Вторая декада января. На днях был обильный снегопад, сегодня – морозное утро. Мы, офицеры Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища имени маршала Советского Союза Конева, где я работаю начальником кафедры тактики, идем на начало торжественного открытия месячника оборонно-массовой работы, посвященного очередной годовщине Дня Советских Вооруженных Сил. Наши шаги ускоряет предстоящая встреча с прославленными людьми, имена которых нам знакомы с детства по прочитанным книгам и просмотренным кинофильмам. Самое звучное среди этих имен – Бауыржан Момышулы. Раньше мне не удавалось увидеть Бауке, хотя его имя, его образ, подвиги сыграли решающую роль в выборе моей профессии офицера.

После небольшой паузы конференцию кратким вступительным словом открывает пи­сатель-фронтовик Дмитрий Федорович Cнегин. Однако мы замечаем, что среди ветеранов нет Бауке.

Председательствующий ничего не сказал об отсутствии Бауке, хотя его выступление значилось в программе конферен­ции первым. Это вызвало у меня еще большее чувство обеспо­коенности, так как я знал, что Д. Cнегин является фронтовым другом и единомышленником Бауке, и он-то, конечно, должен был знать причину его отсутствия.

Потом мы не заме­тили, как вошел в зал человек в полувоенной зеленой форме с тросточкой в правой руке. Четко отработанной военной по­ходкой, но при этом осторожно, он пошел к первому ряду и только собрался было сесть на свободное место, как Дмитрий Федорович легким кивком головы и движением руки пригла­сил его к столу президиума. Только теперь мы обратили внимание на вошедшего. В зале началось оживление, которое незаметно переросло в гул. Начали шептаться, переспрашивать друг у друга.

Вдруг человек в полувоенной форме, занявший место ря­дом с Д.Ф. Cнегиным, видя такое дело, неторопливо встал, вытянул правую руку вперед и несколько вправо с растопы­ренными крупными пальцами, как у памятника Юрию Долгорукому в Москве, и властным голосом сказал: «Стой, генерал! Читаете вы хорошо. Нравится мне ваш доклад, но вас плохо слушают в зале». Затем опустил руку и сделал паузу.

Генерал опешил. Он снял очки, и мы заметили некоторую растерянность на его лице. Видно было, что его никто и ни­когда не останавливал таким необычным способом. Не произ­нося ни слова, он повернулся в полупрофиль и продолжал на­блюдать за происходящим. Наверное, он был в шоке.

– Я Бауыржан Момышулы, – сказал человек с подъемом в голосе и спокойно добавил: Видно, многие не знают меня, перешептываются и думают, наверное, вот ста­рик опоздал, да еще занял место в президиуме. Меня пригла­сили!

Бауке, коснувшись рукой плеча Д.Ф. Cнегина, сел. Зал взор­вался, долго рукоплескал. Тогда генерал сошел с трибуны, подошел к Бауке и обнял его, мы все встали. Аплодисменты наши пе­реросли в овацию, раздавались разноязычные возгласы. Я не смог отчетливо разобрать их, кто-то кричал на русском, кто-то на казахском языке. Было ясно одно: присутствующие го­рячо, с большой любовью отдавали дань уважения пришедшему человеку. Зал гудел, все мы стоя продолжали сканди­ровать: «Ба-уыр-жан!», «Бау-ке!».

Я не заметил, как на мои глаза навернулись слезы. Ведь мне впервые удалось увидеть и услышать голос моего куми­ра, который действительно сыграл огромную роль в моей жизненной судьбе в прямом и переносном смысле.

Генерал подошел к трибуне, но зал продолжал аплодиро­вать. Видя это, Бауке вновь встал и снова протянул правую руку вперед. Зал мгновенно стих. Взволнованным, но твер­дым голосом Бауке сказал: «Рахмет, спасибо! Теперь прошу вас сесть, а вас, генерал, продолжить ваш доклад».

Дальше я слушал доклад урывками. Все смешалось: и при­меры, которые приводил генерал о мужестве и отваге героев-панфиловцев, защищавших Москву, и сегодняшнее событие.

Короткий перерыв завершился. Д.Ф. Cнегин передал слово для выступления Бауке. Зал вновь встал и аплодировал, приветствуя героя. Бауке неторопливо подошел к трибуне, взялся правой рукой за угол, а левой подал знак, прося тиши­ны. Зал затих, мы все сели на свои места. Размеренно, четко произнося каждое слово, он начал свое выступление:

– Говорю и пишу на русском и казахском языках. Сегодня будем говорить на русском языке. – Сделав небольшую паузу, Бауке продолжил:

– Движение, как говорил великий философ, – это жизнь. Мне идет седьмой десяток, но я люблю ходить. Сегодня прислали мне машину в горы, где я отдыхаю, но я не сел. Прошагал около семи километров, чтобы встретиться с вами. Не подрассчитал, опоздал малость. Должен сказать, что не жалею о времени, потраченном на встречу с вами. Наоборот, я вновь чувствую себя бодрым. Помолодел.

Зал вновь прервал его выступление овацией. После корот­кой паузы Бауке добавил:

– Содержательный доклад сделал генерал, есть над чем подумать и поразмыслить, может быть, и дополнить. Я хотел бы заострить ваше внимание на двух вопросах, касающихся военной проблематики и нашей обыденной жизни.

Итак, движение – действительно основа жизни. На войне, как известно, понятие «движение» выражается такими кате­гориями, как мобильность и маневренность войсковых формирований. Естественно, побеждает тот, кто умело передвиyгается на поле боя, совершает необходимые маневры, сообразуясь с обстановкой. Конечно, на достижение цели боя оказывают необходимое влияние и другие условия и факторы. Но я проблему умелого маневра, движения войск всегда считал одной из главных предпосылок, обеспечивающих выигрыш боя, операции и даже сражения. – Бауке обвел зал задумчи­вым взглядом и продолжил:

– Если в начальный период войны мы несли ощутимые потери, то одной из причин, как мне думается, – он поднял указательный палец правой руки, строго посмотрел на сидящих за столом президиума, перевел взгляд на нас в зал, – было пренебрежение нашего командования к маневренности, к под­вижности войск. Отсутствие у нас техники делало нас мало­подвижными, поэтому враг порой догонял, обгонял и окружал наши части и подразделения. Мы за это расплачивались дорогой ценой.

Произнося эту фразу, Бауке как бы угас, голос его сник. Мне показалось, что он на мгновение восстановил в памяти дни и ночи осени сорок первого, воинов батальона старшего лейтенанта Б.Момышулы. Но потребовались доли секун­ды, чтобы он вновь преобразился. На его лице появились прежнее спокойствие и доброжелательность. И он продолжил:

– Вам всем, вероятно, известно, что благодаря титаниче­скому труду народа, правительства и Верховного командова­ния, мы к концу 1942-го и началу 1943 года получили хорошую технику: танки, бронетранспортеры, самоходки и автомашины. С прибытием этой техники возросли и огневая мощь, и, конечно же, маневренные возможности всех войсковых формирований от роты до армии и даже фронта. Умелое применение подвижных формирований: механизированных и танковых бригад, дивизий, а затем и корпусов армии обеспечили нам проведение крупных операций по обходу и обхвату врага, в целом развитию наступления. Нет у меня времени под­робно приводить примеры, это отдельная лекция. А сейчас хотел бы обратить ваше внимание на то, что сегодня, как мне говорят, нет ни одного соединения, части и даже подразделения, которые не имели бы у себя мощную, подвижную технику. Это хорошо, это здорово!

Бауке снова сделал паузу, сосредоточился и продолжил свою мысль. Вновь поднял указательный палец и сказал:

– Но! Чтобы техника ходила, надо знать ее материальную часть. Чтобы она ходила, надо ухаживать за ней, как за дамой. И, наконец, чтоб она была полезной, надо уметь использовать ее маневренные и боевые возможности, словом, чтобы боевая техника в бою применялась с максимальной эффективностью, необходимо, чтобы каждый воин и особенно коман­диры были мастерами. Надо знать технику, обслуживать ее, уметь водить и днем, и ночью. Знания вы получаете в воен­ном вузе, навыки приобретаете по ходу службы, а вот любовь к технике надо воспитывать каждому командиру. Все это осу­ществимо. Но вот я смотрю на вас и думаю... – Бауке слегка улыбнулся и добавил:

– Смотрю на вас и вспоминаю свою молодость. Завидую, но в то же время скажу, что я в вашем возрасте не был таким тучным, массивным. Правда, современные боевые машины грузоподъемные. Однако злоупотреблять кое-чем, вероятно, нельзя. Ведь массивному командиру непросто будет входить в люк боевой машины и выходить из него. В бою, как известно, надо делать это в доли секунды. Подумайте об этом, молодые друзья.

Я посмотрел по сторонам, многие в зале заерзали на своих стульях. Бауке лукаво улыбнулся:

– Могу посоветовать вам хорошее лекарство, которое позволит вам быстро избавиться от лишнего веса. Это лекарство – движение! Надо ходить, бегать, и все будет нормально. Поверьте мне, старому солдату.

Затем он повернул голову в сторону окна, сделал паузу. Сосредоточился. Лицо его изменилось, стало суровым. Было видно, что Бауке хочет начать новую мысль. Только теперь он поднялся на трибуну, слегка наклонился к микрофону и продолжил:

– Каждый пожилой казах, на чем бы он ни ехал, обязательно остановится, если на его пути встретится хоть одна могилка. Тот, кто умеет читать молитву из Корана, обязательно прочтет ее. Если это большое кладбище, то путник обязательно подойдет к нему ближе, возьмет горсть земли и скажет: «Пусть вам земля будет пухом». Таков обычай.

Дело в том, что по отношению к могилам предков можно определить уровень культуры, воспитанности человека, группы людей, если хотите, и общества.

Прошагал я много километров дорогами войны. Видел, как падали и погибали солдаты. Видел, как, уходя, фашисты убивали стариков и детей, женщин и раненых. Это была жуткая картина. Видя такое, мало кто выдерживал. На суровых солдатских глазах появлялись слезы.

Часто думал, что ведь вся эта картина должна была ожесточить души и сердца наших бойцов и командиров, боялся, что озвереют. Нет, этого, к счастью, не случилось. Именно наши солдаты отдали свои жизни и спасли народы мира от фашизма. И как великую дань прошлому поколению, потомки поставили сотни, тысячи памятников и обелисков, создали прекрасные, если это слово подходит, братские могилы. Надо вам, молодым, продолжить эту традицию, тради­цию почитания памяти не вернувшихся с войны солдат…

Сегодня, когда пишу эти строки, я думаю: только одаренный военный педагог и мудрый человек, располагающий огромным боевым и жизненным опытом, смог в своем коротком вступлении совместить и так просто, доходчиво довести до аудитории два совершенно различных понятия (о необходимой профессиональной подготовке офицера-командира и о критерии нравственных качеств человека, общества).

И еще, как далеко видел Бауке… Мы в начале 90-х годов ужаснулись, когда спустя несколько лет узнали, что нашлись вандалы, которые ради собственной наживы осквернили памятник на его могиле. Они, эти перерожденцы, сняли шинель батыра из меди. Какое кощунство! Куда мы идем? Люди, одумайтесь! Теперь я понимаю, почему Бауке произносил слова о могиле воинов, о братской могиле с грусть и болью души.

Еще в начале 90-х годов прошлого столетия было принято постановление об установлении памятника Бауыржану Момышулы в городе Алматы. В этой связи хотелось бы напомнить следующее: в январе 2006 года после отчета акима города И. Тасмагамбетова перед горожанами о проделанной работе, мы, ветераны, были чрезвычайно воодушевлены решимостью Имангали Нургалиевича, который на мой вопрос ответил: «Будет памятник Бауке!» Однако памятник пока не сооружен.

За прошедшее время я продолжал думать, где целесообразно соорудить памятник Бауке? Много раз ходил по парку. На мой взгляд, было бы правильно, если памятник Бауке установят рядом с памятником генералу Панфилову, в парке 28 гвардейцев.

Это обосновывается следующим: во-первых, талантливый ученик будет рядом с мудрым учителем. Ведь Бауыржан Момышулы неоднократно говорил и писал, что генерал Панфилов – его любимый учитель. Во-вторых, русский Панфилов Иван, казах – Момышулы Бауыржан скрепили свою боевую дружбу в самые опасные и тревожные дни войны, когда весь мир замер и ждал: устоит ли Москва или она будет стерта с земли, как планировал агрессор. В-третьих, ведь эта композиция стояла бы в начале проспекта Достык, что переводится на русский язык, как «Дружба». Именно вековая, историческая дружба самых больших этносов нашей страны – казахов и русских – является гарантом спокойствия и мира, развития и процветания нашего Отечества – Республики Казахстан.

Имя Его – символ мужества. Имя Его – гордость народа!

Я уверен, будет сооружен памятник Бауке! А образ и облик народного батыра будут вечно в памяти нынешнего и грядущих поколений.

Ким СЕРИКБАЕВ, 
полковник в отставке